Activate Java in Browser!
МАРИЯ ДЕРИГЛАЗОВА "В отсутствии героя"
В картинах Елены Засимовой сосуществуют странные персонажи: прекрасноликие "гуманоиды" окружены чудищами, как будто вытащенными из мрачных фантазий Босха на свет, превращающий их в нестрашных, почти ручных, хоть и "невиданных зверей", одетых в перламутровые и искрящиеся шкурки. Кисть, увлеченная движеньем, делает жителей диковинного мира бесплотными, трудно уловимыми даже для глаза. Но иногда эти, неподдающиеся идентификации звери, беседующие с таинственными феями в причудливых оболочках, перемещаются на пустые холсты, и - обретают массу, плотность, оборачиваясь, например, драконом. А бестелесные принцессы, оставшись среди фейерверка красочных переьев-мазков, смотрят печально из окон-холстов, в ожидании героя. Герой же, кочующий из мифа в миф, по странам и эпохам, без устали сражаясь с ящером, отсутствует. Ему нет места в эфемерных фантазиях художницы, в мире, бесконечно тиражирующем лики, костюмы, позы, и в то же время подвижном, мерцающем, где вместо воздуха - вязкая и одновременно рассыпающаяся масса, составленная из цветных движков. Здесь часто соседствуют разновеликие персоны: под ногами великанов бродят их копии - букашки. Все они. и те, кто облачены в шляпы и кринолины, и те, кто обросли шерстью и украшены хвостами, - похожи, как будто атмосфера, в которую они погружены, обволакивает их тела, делает движения замедленными, тормозит улыбки. Они мечтательно индифферентны и подчиняются угадываемому ритму, превращающему каждый жест в остановленное балетное па. Застылость силуэтов, неторопливость линий удивительным образом сочетается с колышущейся поверхностью их же живописного наполнения.

Традиция толкования подобных мотивов в живописи приписывает их происхождение театру. Все как будто узнаваемое, но странное, непонятное, непохожее, принято называть театрализованным. Застылость шествий и предстояний героев Раннего Ренессанса так же театральна, как и декоративность динамики аллегорий Барокко, как и плетение танцев модерна, но мы не объединяем их авторов и не ищем общих истоков в театре. Волшебный мир Елены Засимовой не имеет иного источника вдохновения, кроме сознания художника, неутомимо порождающего вереницы фантазий, и, может быть, отдельных страниц истории искусства. Придуманный и непостижимый, он пишет свои законы и манипулирует обитателями. Только иногда, мы помним, покидает его "Дракон" и обретает тело, освободившись от вязкой оболочки. А дамы ждут героя, которого не будет.

Выставка Елены Засимовой
Галерея "Велта"

www.jjdaviesgallerie.com